«ИХ ГОЛОСА ПРИБЛИЗИЛИ ПОБЕДУ»: КЛАВДИЯ ШУЛЬЖЕНКО И «АНДРЮША»

Произведение из репертуара непревзойдённой Клавдии Шульженко, о котором пойдёт речь в этом материале, «военным» невозможно назвать ни при каких обстоятельствах – оно насквозь мирное, беззаботное, даже немного легкомысленное. Но кто сказал, что поднимать дух бойцов можно только серьёзными патриотическими песнями? Лёгкий текст, незатейливая мелодия, тепло и задор – вот атрибуты той счастливой жизни, напоминание о которой было лучшим стимулом к скорейшему разгрому врага. И, конечно, такие позитивные песни помогали бойцам хотя бы на насколько минут отвлечься от окружающей действительности, окунуться в тёплое довоенное прошлое с его вальсами и фокстротами, духовым оркестром и танцплощадками в зелёных парках. Именно такое настроение вызывала песня «Андрюша», которую неподражаемо, в только ей присущей манере исполняла Клавдия Шульженко на фронте и в госпиталях, и именно это является одной из причин широкой популярности «Андрюши» как во время войны, так и после неё.

Интересно, что история создания «Андрюши» сходна с историей ещё одной песни Шульженко, о которой мы рассказывали совсем недавно, – «Синий платочек». И та, и другая имели две версии, первая из которых была написана польскими авторами, а затем по её мотивам родилась версия отечественная, которая впоследствии и стала основной.

Изначально песня «Андрюша» (название было одинаковым в обоих случаях) появилась благодаря интересу к русским песням в Польше в 1920-30-х годах. Однако импорт советских пластинок в страну отсутствовал, и местные авторы, как могли, удовлетворяли этот интерес, создавая песни, близкие к русским (по крайней мере, так им казалось). На деле получалось утрировано и даже несколько лубочно по типу «гармошка-балалайка-сарафан», песни, конечно же, были на польском, однако на местном музыкальном «рынке» эти произведения проходили как «русское танго» или «русский вальс». Так было и с песней «Андрюша», польский текст которой принадлежит авторству Людвика Калушинера, музыка написана Зигмунтом Бялостоцким.

В России о «русском фокстроте» «Andrjusza» узнали благодаря известному эстрадному исполнителю Петру Лещенко, чей звёздный период творческой карьеры пришёлся как раз на 1930-е годы. Оригинальный текст песни был именно лубочным, как говорилось выше, – вот фрагмент буквального подстрочного перевода: «…играл он гусарам, боярам он играл, а играл, когда просили, то рубли ему давали и доброй водки, сколько бы ни захотел». Слова песни Лещенко переписал «под себя» (музыка осталась прежней). Теперь текст приблизился к тому, что позже исполняла Клавдия Шульженко: «Эх, Андрюша, будь же добрым малым, и на гармошке двинь-ка посильней, чтоб печаль заглушить мотивом бравым…». Получившийся фокстрот Лещенко трижды в разные годы записал на пластинки. Все три раза – за пределами СССР, однако в Союзе произведение тоже нашло своего слушателя. Хотя с идеологической точки зрения песня не заслужила одобрения (её сочли «буржуазной»), и в самом конце 1930-х, появилась «советская» версия «Андрюши» на стихи Григория Гридова (в 1941 году погибшего на фронте) в аранжировке советского джазмена Ильи Жака, активно сотрудничавшего с Шульженко. Песня вышла на пластинках в предвоенном 1940-м и сразу полюбилась слушателям. Она-то и вошла в репертуар Клавдии Ивановны, и именно с ней Шульженко выступала перед бойцами, своим вдохновенным и самоотверженным творчеством без преувеличения помогая нашим воинам приближать Победу.

______________________________________

В рамках культурно-просветительской акции «Их голоса приблизили Победу» песня «Андрюша» звучит в исполнении заслуженной артистки Украины, солистки Заслуженного государственного академического ансамбля песни и танца «Донбасс» Виктории Струковой.